Опубликовано 18-10-2017
Категория новостей: (Статьи) Автор: admin

Авторский материал о том, как Джордж Веа сделал политическую карьеру в одной из беднейших стран планеты.

С 1989 по 1996 год в Либерии бушевала ожесточенная гражданская война. Бомбы, снаряды, автоматные очереди – от них погибли около 200 тысяч человек и бежали более миллиона. Каждого 17-го человека в Либерии не стало. Этой войне предшествовал один жуткий эпизод, погружающий в суть времени и страны.

За несколько лет до боевых действий генерал Томас Квивонкпа возглавил вооруженный переворот против Самуэля Доу, находившегося тогда у власти. В стране была военная диктатура, поскольку сам Доу в 1980-м пришел после такого же переворота. Восстание Квивонкпы подавили. Останки тела генерала разбросали посреди столицы Либерии Монровии, у правительственной резиденции. Американская NY Times писала: Квивонкпа был кастрирован и расчленен. Кандидат философских наук Принстона Тайлер Диковик позже изложил в книге «The World Today Series: Africa 2012» еще более пикантную подробность: Квивонкпу частично съели. Версия Диковика смахивает на правду – каннибализм в Либерии 70-х был обыденностью.

Гражданская война длилась семь лет и закончилась лишь в результате вмешательства ООН. Как оказалось, ненадолго. Так вышло, что самый известный либерийский футболист в истории Джорджа Веа вышел на пик в это же время. «Монако», «ПСЖ», «Милан», «Золотой мяч» – все это случилось, пока на родине люди беспощадно мочили друг друга. Разумеется, сердце Джорджа вмещало в себя все то, что происходило так далеко от него.

В 1994-м Веа стал амбассадором ЮНИСЕФ, детского фонда ООН. Он участвовал в образовательных проектах для детей в Либерии и Гане. Открывал тренировочные школы для поврежденной войной молодежи. Тогда это было крайне важно – у бушующих озлобленных молодых людей не было никаких занятий, кроме прожигания жизни на страшных, нищих и жестоких улицах. Судьбы тысяч остались искалеченными. Веа был тем безумцем, кто пытался им помочь.

Джордж посещал клиники и модернизировал их средствами ЮНИСЕФ. Он пропагандировал здоровую и мирную жизнь, в 1998-м записал CD-диск «Lively up Africa» cовместно с певцом Фрисби Омо Исибором и другими африканскими звездами. Но все это ушло в пустоту. Через год началась вторая гражданская война и продолжалась аж до 2003-го.

Впервые Веа баллотировался в президенты в 2005-м – спустя два года после завершения карьеры. Но проиграл первой в истории континента женщине-президенту. Считается, что именно она превратила Либерию в некое подобие цивилизованного государства. По крайней мере, войны больше не было.

Джордж – убежденный демократ и выдвигался от «Конгресса за Демократические изменения». Во многом его взгляды сформировала футбольная карьера. Потягивая бокал виски за покерным столом в Монако, вдохновляясь живописным видом Эйфелевой башни и вдыхая запах круассанов в парижских пекарнях, взирая на салоны Gucci, Brioni и Dolce&Gabbana в Милане, сложно не быть демократом.

Веа заряжен идеологией и энтузиазмом, но его критикуют за плохое образование. В интервью Forbes один из кандидатов в президенты 2017 года Алекс Каммингс сказал: «Футбольная академия – это все, что Веа сделал для Либерии. Он не предложил ни одного законопроекта. Мне вообще непонятно, какого курса он придерживается».

Впрочем, Каммингс лукавил. Веа получил магистра делового администрирования (MBA) в Майами, кроме того, окончил бакалавриат по спортивному менеджменту в Лондоне. С 2014 года Джордж работал в Сенате и настраивал электоральные рычаги. И самое удивительное – не потерял популярность. Легенда, провозглашавший «Мой «Золотой мяч» поместил Либерию на карту мира», оставался легендой долгие годы после ухода из спорта.

В октябре 2016-го Веа заявил в интервью Daily Trust: «Я стану президентом Либерии в 2017-м». Ровно через год мировые медиа взорвались и объявили Веа победителем на выборах. При этом Джером Коркойя, председатель центризберкома Либерии, призвал не делать поспешных выводов. Что подразумевалось под этим заявлением, никто не понял. Но на днях либерийская «Партия Свободы» заявляла о многочисленных нарушениях. Один из кандидатов от них Чарьльз Брамскин потребовал от избирательной комиссии не объявлять результаты, иначе партия подаст в суд.

В Либерии вдруг заговорили на языке закона – это во многом заслуга ее экс-президента. Но впереди – туманное будущее. И в нем побеждает бывший футболист. По предварительным результатам, он выигрывает с огромным отрывом (43 процента против 25 у ближайшего конкурента, нынешнего вице-президента, Джозефа Боакаи). Но достаточно ли этого? Достаточно ли отстраивать клиники для жертв войны, чтобы предотвратить новую войну? Достаточно ли спеть веселую песню, чтобы не слышать, как снова заиграет похоронный марш?

Достаточно ли любви к своей стране, искреннего, душевного порыва, для успеха – не своего, а тысяч голодных, бедных, исторически несчастных людей? Ответ на этот вопрос ищут в самых разных странах мира. В развитых, развивающихся, отсталых.

«Он – гордость Африки». Эта фраза принадлежит Нельсону Манделе, и она о человеке, который вот-вот станет лидером другой африканской страны. Цитата освободителя ЮАР воспевала большого футболиста, будет ли она подходить Веа в контексте политики – покажет время. Все начинается с нуля.

Автор: Иван Кузнецов

Поделитесь с друзьями:

2 комментария     |  Метки:

Комментарии

Serega85ru (на сайте с 2015 г.)     18 Октябрь, 2017 в 19:50 сказал:
avatar

Он прав up


marco (на сайте с 2013 г.)     21 Октябрь, 2017 в 11:08 сказал:
avatar

Мандела тот ещё жук , но статья — up .


Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.